Государство готово вытолкать частника на обочину алкогольного рынка по жесткому сценарию

Меньше месяца прошло с президентского совещания по развитию ликеро-водочной отрасли, а уже готовы проекты документов, реализующие посыл «монополию усилить».

Вопреки либеральной риторике последнего времени о равенстве форм собственности, разделении своих функций регулятора и собственника, возможной приватизации и отказе государства от преимущественных прав на различные активы, в алкогольной отрасли «Белгоспищепром» намерен не только радикально расширить круг своих полномочий, но и убрать с рынка единственного конкурента-частника в производстве спирта.

Частнику на полке не место?

Проект указа президента о некоторых вопросах госрегулирования рынка алкоголя предусматривает, что концерн «Белгоспищепром» получит самые широкие полномочия — он не только сможет устанавливать квоты на выпуск алкоголя, выдавать и прекращать действие лицензий на производство алкогольных напитков, но и выносить обязательные для исполнения лицензирующими органами предписания о прекращении действия лицензий на оптовую и розничную торговлю алкоголем.

Сегодня функции концерна куда скромнее — из 58 производителей алкогольной продукции в него входит только 13 (хотя их доля в объеме выпуска крепкого алкоголя — около 45%). На остальных, в том числе на 17 частных предприятий, решения «Белгоспищепрома» не распространяются.

«У нас государство и сейчас полностью контролирует производство и оборот алкогольной продукции через несколько государственных органов. „Белгоспищепром“ хочет все замкнуть на себя. Но это не просто госорган, это фактически собственник реальных субъектов хозяйствования, который хочет взять на себя и функции регулятора. То есть это процесс, обратный тому, о необходимости которого говорит премьер-министр и многие другие — разделения функций государства как регулятора и собственника. Концерн предлагает наделить себя правом выделять квоты и себе, и конкурентам», — отметил в комментарии TUT.BY председатель Союза производителей алкогольных напитков Петр Козлов.

Второй вопрос, на который он обратил внимание, — квотирование рынка. «В 2019 году процесс будет беспрецедентно нерыночным. Всем частным предприятиям порезали на 21% квоты на ликеро-водочную продукцию, а предприятиям, входящим в государственный концерн „Белгоспищепром“, наоборот, подняли и довели их совокупную долю до 60% от общей. То есть пить меньше не будут, но будут пить не то, что привыкли, за что голосуют рублем», — отмечает эксперт. Ежегодно все квоты частники выбирают, и ноябрь-декабрь работают без полного ассортимента, а концерн — не выбирает до 20%, заверяют в Союзе производителей алкогольных напитков.

Эксперт предупреждает, что сокращение квот для небольших производителей нишевых импортозамещающих алкогольных напитков в небольших городах может быть критичным — производители не смогут гасить взятые под прежние объемы кредиты, а работники, которые благодаря этому получили работу, могут ее лишиться.

Ритейл недоумевает

Еще один пункт проекта указа предполагает «отлучение» от алкогольного рынка торговых сетей и сетей общепита — им предлагается запретить участвовать в уставных фондах и органах управления производителей алкоголя и в целом запретить любые юридически значимые действия, способные «определять решения таких юридических лиц». Если такой запрет будет введен, производители, в частности, лишатся возможности создавать и развивать свою фирменную торговлю, предупреждают эксперты.

Проблему взаимодействия сетей и производителей алкоголя еще летом поднимал МАРТ. «Если одна торговая сеть получает, допустим, алкогольную продукцию одного наименования от предприятия, к которому не имеет никакого отношения, и второго предприятия, к которому имеет отношение, и ставит разные торговые надбавки, которые в разы отличаются, является ли это дискриминацией [первого] поставщика? Например, есть „Минск-Кристалл“ и „Налибоки“ (продукцию разливает Минский завод виноградных вин, подконтрольный владельцам „Евроопта“. — Прим. TUT.BY). Этот вопрос повис в воздухе. Это вопрос к антимонопольному органу, нашей квалификации и к нашей работе по установлению фактов дискриминации поставщика», — говорил глава МАРТ Владимир Колтович.

Казалось, проблема решена через решение МАРТ о «применении единого уровня торговых надбавок на все виды продукции всех производителей независимо от форм собственности в разрезе наименований классификационных группировок алкогольных напитков». Но и этого решения, от которого производители не в восторге, оказалось недостаточно.

«Для ритейла такой проект указа — это пропасть. Последствия, к примеру, лишения лицензии на торговлю алкоголем — гибель. Мы делали расчеты для одного вполне благополучного магазина — исключив долю алкоголя мы вместо рентабельного предприятия получили минус 2%. То есть чистый убыток. Права и гарантии для субъекта хозяйствования в проекте документа никак не продекларированы. Если он будет принят, это разочарует бизнес. Такие полномочия концерна, который сам фактически производитель, — это нонсенс», — прокомментировала проект сопредседатель Ассоциации розничных сетей Наталья Шаблинская.

Эксперт подчеркнула, что торговля в Беларуси занимает второе-третье место по вкладу в ВВП. «Отрасль нормально функционирует, а значит — нормально регулируется, выполняет государственные задачи, неся социальную нагрузку», — резюмировала Шаблинская.

А спиртзавод — вернуть государству

Весьма радикально разработчики решили и сырьевой вопрос. Проектом указа президента о некоторых вопросах производства и оборота этилового спирта предлагается закрепить с 2020 года за государством исключительное право на выпуск этилового спирта из пищевого сырья. То есть производить спирт смогут только госпредприятия и частные предприятия с госдолей более 75%. Сейчас в Беларуси конкурирует с государством всего один производитель спирта, где доля частника составляет 51% — Чашникский завод пищевых продуктов. Контрольный пакет убыточного завода государство в 2016 году продало ЗАО «Минский завод виноградных вин». Если проект указа пройдет согласование в нынешнем виде, пакет акций собственнику придется сдать государству.

Всего в Беларуси лицензии на производство спирта имеют 16 предприятий. Их мощности, 11,5 млн дал в год, в 1,6 раза превышают потребности внутреннего рынка. При этом, по данным Союза производителей алкогольных напитков рентабельность Чашникского завода пищевых продуктов составляет около 30%, а вот из входящих в состав концерна семи производителей полного цикла два — в состоянии банкротства.

«Нормально конкурировать без привлечения административного ресурса государственные производители не в состоянии», — резюмирует представитель ритейла.

Любопытно, что в обосновании решения о введении госмонополии на производство спирта разработчик ссылается на опыт Украины и Туркменистана. Узбекистан пошел еще дальше — там монополия распространяется и на выпуск алкогольных напитков. Ни в одной из стран ЕАЭС такой монополии нет. Но об этом в обосновании как раз не сказано.

You May Also Like

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *